ГИМН МОЛИТВЕ ИИСУСОВОЙ. ПЕСНЬ СВ. СИМЕОНА СОЛУНСКОГО. ПРИКРОВЕННОЕ СЛОВО О СЕЙ МОЛИТВЕ ЕП. ИГНАТИЯ БРЯНЧАНИНОВА. ВДОХНОВЕННЫЙ ГИМН – ПРИЗЫВ СВ. ДИМИТРИЯ РОСТОВСКОГО

Многие св. Отцы много потрудились в славном делании молитвы Иисусовой. Много потрудились и написать о сей дивной молитве. Как она мала – и как много о ней изречено сокровенного! Как она мала – и как много в ней великого! Как она проста и удобоизрекаема – и как неизглаголанна!

Тайна действенности сей молитвы для нас НЕДОСТУПНА, как недоступен Сам Бог, ею именуемый. В этой малой молитовке, как в малом семени, сокрыта великая живительная благодать. И оправдалась на Отцах прикровенная притча Господня о малом семени горчичном:

"Царство Небесное подобно зерну горчичному, – сказал Господь, – которое человек взял и посеял на поле своем, которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его" (Мф. 13, 31 – 32).

Посеяли Отцы сие семя малое – и выросло оно в великую и единственную в мире неподражаемую литературу святоотеческую, истинную путеводительницу ко Спасению.

Посеяли Отцы сие семя малое – и выросло оно и принесло безсмертные плоды, Божественные, райские. Выросло сие семя в древо Жизни, что посреди смертного мира – в обители иноческие, в них же многие души укрылись и вкусили от плода безсмертия.

Вырастет сие семя малое Царствия Божия, сия малая молитовка, в Тайну великого радования "О Бозе Спасе" и во всякой душе, которая неленостно потрудится посеять на поле своем сие малое семя. Мала она в форме – но вмещает Великого и Невместимого. Мала она в словах – но велика в действенной силе. Словеса ее исполнены непостижимой силы Божественной, как Сам Бог непостижим, Имя Которого она носит в себе.

Словеса ее святы, ибо носят Имя Святого Бога: а Имя его Свято есть. Тайну сию познала Пресвятая Дева (Лк. 1, 49). Словеса сей молитовки – спасительные для грешников, и носят Имя Единственного Спасителя грешников. Сию тайну познали все грешники, которых она соделала святыми.

И сии Святые, познавшие тайну сей молитовки, пропели о ней Божественные песни и гимны. И вот одна из многих песен, пропетая св. Симеоном, архиепископом Солунским. Эта божественная песнь звучит в таких речениях:

"Сия Божественная молитва, состоящая в призывании Спасителя, есть следующая:

Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя! Она есть и молитва, и обет, и исповедание веры, Подательница Духа Святого и Божественных даров, сердца очищение, бесов изгнание, Иисуса Христа вселение, духовных разумений и божественных помыслов источник, грехов отпущение, душ и телес врачеватель, пища, божественного просвещения подательница, Милости Божией источник, смиренным даровательница откровения тайн Божественных.

ЕДИНСТВЕННАЯ СПАСИТЕЛЬНИЦА, яко Имя Спасителя нашего Бога в себе носящая – Имя Иисуса Христа Сына Божия. "И несть иного имени под небом, с кем же подобает спастися нам" (Деян. 4, 12).

Много изрекли Отцы о ней неудобь разумеваемого. Много написали. Но речениями прикровенными, тайными, недоступными для разума непросвещенного Благодатью Божией. Потому "мудрые и разумные" от книжного разума богословского много изрекли о ней хулений и нелепостей невежественных.

И оставалась сия священная молитовка от дней древних и до последних сокровенной жемчужиной, зарытой в поле, которую покупали только Отцы, Великие Искатели Божией Красоты, покупали отречением и слезами, "умным житием". Ибо только этой ценой она приобретается.

А для нас, не знающих отречения и имеющих "богатые владения помыслов и вожделений" в сем мире, она была недоступна всегда – как и ныне. Владеющий сим невещественным богатством – помыслами и вожделениями пока не продаст их не отрешится – не обретет сего сокровища.

Отрешение и покаянный плач – это цена, коей обретается "умная молитва". Сия Божественная и сокровенная Молитва всегда скрывается в одиноких кельях Богомудрых иноков и в душах тайных искателей – странников, отрешенных и безприютных, нищих и многоскорбных; только в них она имела приют, только им открывала свои тайны Царствия, только с ними делила свою богатую Тайную Вечерю и всегда при закрытых дверях.

Таинство Богообщения совершалось втайне. В скорбях и слезах, в объятиях креста, они вкушали из ее рук Жизнь и безсмертие.

И вот в последних временах Дух Святый благоволил изречь о ней некое сокровенное слово Богомудрыми устами Святителя Игнатия Брянчанинова, слово спасительное для нашей расслабленной веры и воли, чтобы мы нашим слабым произволением, презрев свое "владенье", хотя бы немного потрудились в призывании Святого Имени Божия – Оно сильно спасти нас, как спасло Отцов. Ибо они спасались призыванием Сего Имени.

Святитель Игнатий Брянчанинов, великий и весьма опытный делатель сей молитвы, муж: благодатного разума, спрашивает: "В чем заключается сила Молитвы Иисусовой?" И сам же отвечает такими словами: "Сила молитвы Иисусовой заключается в Божественном Имени Богочеловека, Господа и Бога нашего Иисуса Христа. Господь Иисус Христос есть единственное средство нашего спасения и человеческое Имя Его заимствовало от Божества Его неограниченную, всесвятую силу спасти нас".

Вот слово, исполненное благодати и истины о тайне "умного делания", привлекающего и нас прибегнуть к сей "неограниченной всесвятой силе, нас спасающей", заключающейся в сем Святом Имени Святого Бога.

И Богомудрый древний Отец – великий Варсонофий, говорит о том же, только иными словами:

"Нам немощным остается Только прибегать к Имени Иисусову, Ибо страсти суть демоны И исходят от призывания Сего Имени".

И золотые уста церковные – св. Златоуст говорит о том же:

"Имя Иисуса Христа страшно для демонов, для душевных страстей и недугов. Им украсим, им оградим себя".

И св. Ерм, муж Апостольский, из глубокой древности вещает нам:

"Имя Сына Божия велико и неизмеримо, И оно держит весь мир. И никем другим не может быть спасен кроме Его великого и прославленного Имени".

И св. Апостол Петр, познавший неограниченную великую силу Имени Великого Бога, с Апостольской решительностью изрек перед всем неверным миром:

"Нет другого Имени под небом данного человекам, которым надлежало бы нам спастись". (Деян. 4, 12).

Познали Отцы эту истину, что в сем Имени спасение и восприняли это Имя устами своими, И Оно ввело их внутрь – в Царство Небесного Бога.

Восприняли Отцы сердцем эту малую молитовку, о дивном Имени Бога, и уплыли на ней, как на Великом Корабле, в дивный и необъятный Океан Божественной Жизни и Любви.

Восприняли Отцы эту молитовку небесных звучаний своим очищенным слухом и услышали: "Среди гимнов небес, сие Имя чудес, и Предивное, и Пречудное, и Преславное! Превзошедшее звучанием славным Херувимские хоры. Потому все взоры святых – и дольних и Горних – с нежнейшей усладой взирают на Лик тот чудесный – земной и небесный – что носит предивное Имя – и трепетным сердцем любя, немолчно Его величают".

Закончим эту главу святыми и горячими словами, исполненными божественного вдохновения и любви к сему святому Имени, Святителя Дмитрия Ростовского, который говорит:

"Почему не сделается для тебя сладким Пресвятое Имя Господа Иисуса? Почему не разжжется и не распалится окаменелое сердце твое? Почему предпочитаешь обольстительную, мрачную суету – радостному пресладкому взыванию ко Господу? Зачем предпочитаешь окаянную, расслабленную леность – Усердному и теплому восклицанию к Богу? Взывай, взывай, не ленись! Восклицай к Нему тщательно, не чувствуя усталости Не давай сна очам твоим и зеницам дремания, Пока не обрящешь Искомого и не получишь Желаемого И не соединишься с Присносущным Всегда, день и ночь, непрестанно взывай к Богу, День и ночь устремляйся к Богу, День и ночь взыскуй Бога – Да обрящешь Его, да найдешь Искомого. Ища бо, несомненно обрящешь, И просяй, без сомнения приимет, И толкущему отверзется, – сказал Господь".(Мф 7, 7 – 8)

Помни, что все святые имели великую ревность и неутомимую любовь к Богу.

От сильной любви к Богу они даже забывали иногда: в теле ли они? Ты же и малого не имеешь, чтобы мог сказать в день Суда! Гори и распаляйся Божественной любовию, Чтобы это всегда было твоим утешением Все речение и желание Твое направляй к Нему Да весь погрузишься в любовь к Нему И пребудешь с Ним едино, никогда не разлучаясь. Старайся трезвиться и прилагай всякий день усердие к усердию, да всегда восходишь к Нему желанием и любовию, да всегда распаляешь к Нему сердце свое, где будешь весь в Боге и Бог в тебе, да обрящешь тихое пристанище душе твоей, и сподобишься вечных благ".

(Алфавит Духовн. стр. 240-242)

ГЛАВА 22

УМНАЯ МОЛИТВА – ДРАГОЦЕННЫЙ ЗАЛОГ ЛЮБВИ ХРИСТОВОЙ, ДАРОВАННЫЙ ВОЗЛЮБИВШЕЙ ДУШЕ В УТЕШЕНИЕ В ЕЕ ЗЕМНОЙ ЮДОЛИ СКИТАНИЯ. НАВЕТУЕТСЯ СЕЙ ЗАЛОГ ДРЕВНИМ МЫСЛЕННЫМ РАЗБОЙНИКОМ, ИСКУССНЕЙШИМ И ЗАВИСТЛИВЫМ ВОРОМ. СПАСИТЕЛЬНЫЙ СПОСОБ СВ. ОТЦОВ, КОИМ СОХРАНЯЕТСЯ СЕЙ ЗАЛОГ

"Господь Иисус Христос, перед своим уходом к Отцу Небесному, "явил делом, что возлюбив Своих сущих в мире, до конца возлюбил их" (Иоанн 13, 1), и во время Тайной Вечери даровал им сокровенный Залог Своей Любви, залог того великого небесного наследства, какое их ожидает, когда Он снова встретит их и примет в Свою Вечную Любовь.

Даровал им Залог Своей Любви – Благодать Умной молитвы – молиться Именем Его. Умная молитва и есть – по точному слову св. Отцов – Залог Божией Любви к душе (св. Каллист) или, как они еще иначе ее именуют "Божия любовь" (св. Григорий Синаит)

Все эти наименования Отцов не случайны. Они родились в их живом благодатном опыте, исполнены эти наименования Божественной премудрости и глубокого тайного разума.

Вот этот Залог Господь и даровал Своим ученикам, но не всем, а лишь тем, "кому дано знать Тайны Царствия Божия", кто оставил плотское имущество внешнее и мысленное, кто пребыл с Ним в скорбях и напастях и с кем делил он Тайную Вечерю и Тайную беседу: Возлюбившим Его даровал Он залог Своей Любви.

Только возлюбившие обретают сей Божественный Залог – умную молитву. Только то сердце воспринимает этот залог Небесной Любви, которое отрешилось от любви вещественной, земной, плотской, от вожделений плоти и ума и устремилось к стяжанию любви духовной, небесной, божественной.

Потому умная молитва плотолюбцам непонятна, к ним она не прививается и не может быть их достоянием.

Умная молитва – сей Залог Любви Божией – достояние лишь тех, кто вступил на путь стяжания Любви Духовной, на путь отрешения от Любви плотской, на путь мертвенности к плотскому житию – кто вступил на путь стяжания Любви к Богу: "всем умом, всем помышлением, всем сердцем".

Сия благодатная молитва и приводит душу к отрешению и обретению Любви. Ибо молитвой обретается любовь к Возлюбившему нас Таково учение св. Отцов (св. Исаак, слово 39)

И никакие искусственные приемы не могут привлечь сего Залога Любви, никакие книжные научения и никакое посвящение в сию Божию Тайну не привлекает сей благодати. Привлекает ее лишь сердце отрешенное и сокрушенное перед Богом. Сокрушению дается сия Благодать.

Душе, проходящей путем слезным по юдоли сей земной и взыскующей Искомого с болезнью сердечной, Душе, взывающей среди мрака: "Где Ты еси, Свете Незаходимый? Объяла мя смертная тьма, окаянную, – Но к Свету заповедей пути моя направи, молюся".

Душе, во всех скорбностях взывающей немолчно со креста молитвы: "Достойное по делом моим приемлю. Помилуй и защити от лютого соперника. Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем".

Таковой душе бывает дарование сего Умного Залога – умной молитвы.

Прародители наши некогда сей дар получили вместе с даром бытия – безтрудно. А в веках новый сей дар достается по богатству благодати Господа Иисуса Христа, но дается той душе, которая взыскует Искомого с болезнью сердечной.

И с этим Божественным Залогом, как с Великим сокровищем Божией Любви, душа проходит по стогнам мира, через боль и слезы, через соблазны и обольщения, через скорбь и муки – отрешенно, жительствуя "на небеси" – по слову Апостольскому (Филип. 3, 20).

Так прошли по земле все умные души с этим умным сокровищем, прошли путем веры.

Путь умной молитвы и есть путь благодатной веры, путь умного подвига души. Верой душа обретает сей Залог. Верой входит в обладание сей страной обетования, через оставление земли египетского плотолюбия. Молитва умная и есть Христова страна обетования, в которую душа входит верою. Душа обнищавшая не только в вещественном – обнищавшая в помыслах и вожделениях – таковая верою обретает сие умное Христово Сокровище.

Но нужно знать, что сие Великое Христово Сокровище наветуется врагами – древними, хитрыми и коварными.

Св. Мелетий Исповедник об этом так и говорит:

"Те, которые много усердных молитв творят, Воистину подвергаются всегда свирепым искушениям: ибо нет другого такого мучения для бесов, как усердная молитва".

Конечно, всякая добродетель и жизнь духовная вообще, наветуются мысленными врагами, а умная молитва – особенно. Посему необходима благодатная, разумная осторожность, бдительность. Необходимо соблюдать всякому внимательность к себе во всем на сем пути умного труда, на пути духовном.

"Ибо противник наш диавол ходит, как рыкающий лев, ища кого поглотить", – сказал святой Апостол (1 Петр. 5, 8).

Посему необходимо трезвиться и бодрствовать и добре усвоить ту мысль, что мы окружены безтелесными, умными, коварными и злохитрыми врагами нашего спасения, которые неприметно для нас, при отсутствии нашего к себе внимания, похищают наш Небесный Залог из нашей сокровищницы – как похитили его у наших не бдительных прародителей – а на его место вливают яд пристрастия к самому хранилищу, т. е. к оболочке, к внешнему. И этим пристрастием к внешнему обманывают, обольщают душу, сладко усыпляют ее, чтобы она не восстенала, не вскричала, не возопила к Богу о похищении Умного Сокровища. Как усыпили и обманули юродивых евангельских дев, ибо юродивые, "приемше святильники своя, не взяша с собою елея". И остались вне врат Царствия, хотя и сохранили девство и светильники имели и жили в ожидании прихода жениха.

У каждого умного труженика они ухитряются незаметно для него выкрасть внутреннее – елей, так сказать, самую душу делания, жизнь, самое сокровище, а ему оставляют один светильник, одну оболочку с своим ядом пристрастия к сей оболочке.

Окраденная Душа и держится за эту оболочку с особым пристрастием, не подозревая своей окраденности, не подозревая, что оболочка пуста, светильник без елея.

Всякая добродетель и духовная жизнь состоит в земных условиях из внешнего и внутреннего: и пост, и бдение, и хождение в храм, и одежда духовная, и служение у св. Престола, и молитва и все прочее имеет и внешний вид духовной жизни, и внутренний – самую жизнь.

Кто держится за внутреннее и живет этим внутренним – тому и внешнее на пользу. А кто держится только за внешнее, не имея внутреннего, для того это благое внешнее служит ядом смертельным, бывает в вечное осуждение.

Об этом и говорит св. Варсонофий Великий такими словами:

"Если внутреннее делание по Богу не поможет человеку, то напрасно он трудится во внешнем".

Да и самое наше бытие земное подтверждает эту непреложную истину: кто пользуется только внешним, телесным, временным, плотским бытием, тому оно в осуждение и в вечную погибель.

Кто в этом телесном, временном обретает бытие безтелесное, вечное (духовное) – тому сие временное бытие бывает во спасение и в жизнь вечную.

То же бывает и в духовной жизни: живущие внешним погибают; живущие внутренним – спасаются.

А в последних временах христианское человечество настолько оскудеет внутренним, что Господь сказал: "Сын человеческий, пришед, обрящет ли веру на земли?" (Лк. 18, 8).

Святитель Тихон Задонский уже 200 лет тому назад изрек слово грозной правды о России. Он сказал: "Ныне почти нет истинного благочестия, ныне – одно лицемерство".

А подвижники благочестия о последних временах сказали, что враг с особым успехом будет обольщать христиан в последних временах этим лицемерством, наружным, внешним, вещественным житием (свт. Игнатий Брянчанинов и др.).

Из всякой добродетели и из духовной жизни, из всякого духовного делания, наши умные, безтелесные, невидимые враги стараются выкрасть содержимое, выкрасть самую душу и подменить это пристрастием к внешнему, к оболочке, чтобы скраденная душа крепче держалась за эту оболочку, не заботясь о внутреннем. Этим окрадыванием и подменой они и губят бедную, невнимательную душу.

"Окрадывание души есть, когда мы почитаем за добро в чем нет добра, – говорит св. Иоанн Лествичник, – окрадывание есть неприметное лишение духовного богатства, окрадывание есть неведомое пленение души" (Слово 26, 11).

У одного выкрадывают духовный смысл поста, который заключается в умном воздержании и оставляют ему одни грибки, капустку, горох да сухарики с водичкой, за которые и держится бедная душа с пристрастием, не замечая того, что самое существенное у поста выкрадено: нет умного воздержания в помыслах, в словах, нет воздержания в вожделениях, а потому и нет самой внутренней сущности поста.

У другого выкрадывают глубокий духовный смысл черной рясы, знаменующей собою траур по себе, как по мертвеце и мертвенное отношение ко всему земному, плотскому, вещественному – и оставляют ему одну рясу и притом непременно добротную, шелковую да фасонно сшитую и ею прикрывают сластолюбивую, вожделенную жизнь плоти. И душа с гордостью носит сию добротную рясу, не замечая своей окраденности и наготы перед Богом.

У иного выкрадывают прекрасную любовь к храму, спасительную любовь к церковной молитве и оставляют душе одно внешнее стояние. Ибо в то время, когда телом душа стоит в храме, умом своим бродит по улицам, по базару, мысленно занимается куплей-продажей и ведет всякую беседу... С кем же? Конечно с мысленными обольстителями и ворами – с бесами, которые обольстив мысленную душу, усыпив ее бдительность, увели с собой из храма и мысленно забавляли ее как фокусники и обольстители, всякими забавами и обольщениями.

Так об этом и говорит св. Симеон Новый Богослов такими словами (т. I, стр. 154): "Если бы душа и собрала что-либо вниманием в храме, то по выходе из храма, сей злодей, скрадывает душу, ввергая ее в рассеянность, в земные помыслы и мечтания всегда душевредные и недостойные храма".

И трудится хождением в храм бедная душа, часто всю жизнь напрасно, не замечая того, что она почти всегда выходит из храма окраденной, и что за всю долгую жизнь своего хождения может быть ни разу и не была в храме и не молилась, как должно.

И носители "умной молитвы", эти отрешенные и трезвенные, оказались тоже окраденными, утратив внимание к своим помыслам. А носителем "умной молитвы" в веках благодатных – было монашество. Монашество, отрешенное от мира, хранило в себе умный Божий Залог. Душе монашества, трезвенно отрешенной душе, много возлюбившей, Господь и даровал сей Залог Своей Любви – Умную Молитву.

Конечно, всякая душа, получающая бытие на земле и приобщающаяся христианства, тем самым призывается милосердием Божиим к стяжанию Залога Божественной Любви – умной молитвы, но не всякая душа это избирает. Потому Господь и сказал: "Много званных, но мало избранных".

Призывает Бог, а избирает человек. Всякая душа христианская, возжаждавшая спасения, может избирать, может спасаться Умной молитвой и будет спасена. Кто возлюбил Бога и горнее Бытие на земле и возжаждал отрешения от дольнего плотолюбного бытия, того умная молитва приведет к стяжанию христианского совершенства: к стяжанию сердцем сего Умного Залога Божией Любви. Ибо умная молитва удел не всех, "званных" христиан, а только "избранных", возлюбивших и взыскующих Горнее бытие на земле.

Православное монашество и было тем взыскателем, возлюбившим Горнее, кому Господь и даровал сей Умный Залог.

"Насколько эта божественная молитва больше всякого другого монашеского подвига, – говорит Паисий Величковский, – которая по святым Отцам, есть вера всех направлений, источник добродетелей, тончайшее и невидимое в глубине сердца делание ума: настолько и тончайшие, невидимые, едва достижимые для человеческого ума, распространяются на нее невидимым врагом нашего спасения сети сообразных его прелестей и мечтаний" (Паисий. Об умной молитве, стр. 37).

И увы! увы! В последних временах эти безтелесные воры-душеловители поймали в свои сети и умных тружеников молитвы, сумели и у них похитить это сокровище, этот Залог Божией Любви – Умную молитву, а самих тружеников упразднили, очаги их разрушили своей многовековой злобой против них. Хотя остатки монашества еще сохранились, но умной молитвы в монашестве не стало давно. И бедная скраденная душа монашеская все еще держится за черную рясу, за четочки, за пятисотку, за монашеский ангельский образ, утратив при этом умное ангельское делание, умное внимание к помыслам. И держится душа с пристрастием за это одно внешнее. А монашество без умного делания есть одно внешнее пустое имя, говорит св. Макарий Великий.

То же происходит и с молитвой вообще. Выкрадывают у молящегося самую душу из молитвы: внимание, а со вниманием и те добродетели, которые неразлучны с ним: благоговение, страх, неспешность, и оставляют душе один внешний набор слов, внешнюю оболочку, неукоснительное исполнение правила, усердные поклоны и прочее и заставляют душу крепко держаться за эту оболочку без всякого внимания к своим помыслам и вожделениям, без внимания к своему плотолюбному житию, чтобы потом обольщенная душа, узрев себя окраденной, с одним лишь светильником молитвы, но без елея благодати Божией, в час смертный возопила на радость злобным демонам, перед закрытой дверью Милосердия Увы! Увы! Горе мне! Ибо молитва без внимания – что светильник без елея. В этом и есть юродство души, держашейся за внешнее, без внутреннего.

Не избежал сих злохитрых врагов и чин людей освященных: не пощадили они и предстоятелей Св. Престола. Окрадывают почти всех, за исключением весьма редких благоговейных счастливцев, оградивших себя мудро трезвенным вниманием и слезами. Остальных окрадывали безжалостно.

Выкрадывают у них глубокий духовный смысл священного сана и служения, выкрадывают благоговеинство, страх, внимание, веру, выкрадывают благодать христиан и апостольства и оставляют им одно внешнее, "пышное" благочиние службы "по уставу" да болезненную алчность к непомерным, совершенно безбожным доходам.

О, эти мысленные воры, безтелесные разбойники – похитители небесных сокровищ! Каких только богатств они не похищают у невнимательной души и кого только не окрадывают!

Да, горе, горе всем нам, вчера рожденным, обложенным смертным веществом и дерзновенно покушающимся уйти из-под власти невещественных и безсмертных злобных властителей и обольстителей! Горе нам, дерзающим избежать таких многочисленных тонких мысленных сетей наших безтелесных мысленных врагов – душеловителей, злых, коварных, немилосердно-жестоких!

Конечно, при всей нашей бдительности и внимательности, избежать вражеских сетей многих и душевного окрадывания, мы не сможем, если не привлечем к себе смирением многомощную благодать Божию.

Если древний пророк, молитвенник Духом Святым руководимый, при виде сетей многих, с болезнью сердечной и со страхом многим, не доверяя себе, взывал:

"Испытай меня, Боже, и узнай сердце мое, Испытай меня и узнай помышления мои и зри – не на опасном ли я пути, и направь меня на путь вечный" (Пс. 138, 23).

Если пророк молился такой молитвой, то какой же молитвой подобает молиться нам, не пророкам и не сынам пророческим, а грешникам? Для этого есть одна молитва, приличествующая всем кающимся грешникам, немолчная молитва покаяния: "Помилуй!"

Если враги наши смогли обмануть наших прародителей, хитростью похитить у них одеяние Славы, облечь их в листья альковного, сладкого плотолюбия и изгнать их из рая – то кто же мы, чтобы устоять перед сей змеиной хитростью?

Мы – только слабые, больные, бедные грешники, потомки обманутых наших прародителей и только вчера рожденные слепцы и младенцы по уму.

А враги наши – древние возрастом, и умом своим коварным и хитростью перезрели в своей многотысячелетней злобе против нас, кто же нас слабых и нерадивых, убогих и немощных, проведет по пути взыскания своей души, по пути духовному, ко вратам спасения? Кто нас защитит, чтобы нам, подобно нашим прародителям, не подвергнуться окончательному обману и окончательному окрадению и не быть изгнанными из рая духовной жизни во тьму плоти и ее вожделений, и вместо служения Богу сердцем, не держаться за одно вещное, чтобы нам не услышать грозное слово Кроткого Господа Бога:

"Не знаю Вас, ибо вы чтили Меня устами, а сердце ваше далеко отстояло от Меня".

Эти грозные слова будут сказаны не всем, а только тем чтителям Бога, у которых было похищено внутреннее – сердце, у кого был похищен елей и кто держался за внешнее почитание, позабыв ту святую истину, что Бог чтится не внешним, а внутренним. Эту тайну внутреннего почитания знал и древний Пророк – молитвенник, потому и сказал Богу: "Яко аще бы восхотел еси жертвы, дал бых убо: всесожжения не благоволиши. Жертва Богу – дух сокрушен, сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит".

"Все благоугождение и служение Богу зависит от помышлений".

Какое же имеется средство служить Богу внутренними помышлениями и сохранять это внутреннее?

Какое средство спасения обрели ев Отцы от этих коварных мысленных врагов, от их искусснейших, утонченных способов окрадывания и духовного воровства? У наших прародителей этого средства не оказалось. Есть ли оно у Богомудрых Отцов и что это за средство?

К нашей духовной радости и к нашему спасению – у св. Отцов это средство есть и средство это дивное-предивное.

В долгих слезах и многих молениях св. Отцы обрели это спасительное средство, единственное и верно спасающее устремленную у Богу душу, обрели средство спасающее от всех сетей вражиих. И нет другого средства более действенного на пути молитвенном, кроме сего испытанного и проверенного всеми Святыми.

Это средство благодатно-простое, Божие. Ибо оно есть Божий дар, дарованный великим Милосердием Божиим бедной, грешной душе, спасающейся от мысленных, безтелесных врагов. Средство это – умновещественное и всемощно-божественное. Дается не всем, а лишь тем, кто устремился к обретению своей души, кто устремился к обретению и кто обрел умный Небесный Залог.

Сии и обретают это средство: ибо оно хранится в самом Божественном Залоге.

Блаженный хранитель Умного Залога Великий Пимен выразил это средство такими благодатными словами:

"Плачьте, братия, другого пути нет. Это путь покаяния, преданный нам Писаниями и Отцами".

Святый Плач покаянный и есть то средство, что охраняет Небесный Залог и самую душу. Умная молитва рождает умный плач души. А плач души питает молитву и хранит ее от всех сетей и наветов вражиих.

Кто не плачет и не стенает день и ночь, тот не взыскует и не хранит Залога тот и не имеет Его. Только взыскующий умную потерю плачет и обретший тоже плачет о сохранении. Этим средством душа служит Богу внутренним служением и сие служение приемлет Бог. Ибо сердца сокрушенного и смиренного Бог не уничижит.

Об этом спасительном средстве св Отцы много изрекли Богомудрых речений из своего благодатного опыта.

Св. Лествичник показывает великую необходимость и существенную значимость на умном пути сего средства в таких словах:

"Кто истинно подвизается о своем спасении, Тот всякий день, в который он не оплакивает грехов своих, почитает потерянным, хотя бы и совершал в оный какие-нибудь добродетельные дела" (Слово 5, 33).

И далее сей Святой говорит:

"Хотя бы мы и великие подвиги проходили в жизни нашей, но если мы не приобрели болезнующего сердца, то все они притворны и суетны" (Слово 7, 64).

Знал тайну болезнующего сердца, тайну плача и святой Авва Исайя Отшельник, который сказал:

"Плачем изгоняются из души все страсти". Знал ту же спасительную тайну и св. Исаак Сирский, потому и изрек такое слово:

"От плача человек приходит к душевной чистоте".

Из такого же святого опыта говорит и св. Пимен Великий:

"Плач – сугуб: он делает и хранит, Желающий избавиться от грехов, избавляется от них плачем, и желающий сохраниться от них, Плачем сохраняется".

"Все добродетели вошли в мир с плачем, – сказал тот же святой, – и охраняются они плачем".

Плач души и есть спасительное средство от злобной хитрости коварных врагов нашего спасения и другого средства у Святых нет. Плачем душа возвращается на страны изгнания, из земли Вавилонских страстей во Святый Божий Иерусалим – в землю мира и радования.

Возвращаются на Святый Сион лишь те, кто "на реках Вавилонских седохом и плакахом", – как сказал святой Пророк.

Показали Отцы действенность покаянного плача на реках Вавилонских и все прибегали к нему. Познали Отцы – и все пользовались этим святым средством во всю свою жизнь.

Познали отцы небесную тайну земного плача души и плакали всю жизнь, "ибо сей мир – дом рыдания", – сказал св. Исаак Сирский (Слово 51).

Потому и слышится во всех Писаниях св. Отцов немолчный плач, немолчное рыдание. Потому твердят они и нам грешным, окаменелым и пребывающим в нечувствии:

"Плачьте, другого пути нет!"

В Вавилонском плену нет другого утешения для души, кроме плача.

Слезы по природе вещественны, но содержат в себе тайну невещественную, умную, спасительную для души. Эту тайну познали только Отцы и ею спасались. Этой тайной душа обретает "умное бытие", обретает себя, обретает Бога. Слезами она входит в умный мир чистоты, в тишину помыслов. Слезными потоками уплывает в Необъятный Океан Милосердия и Великой Любви Божией. Слезами ощущает НЕОЩУТИМОЕ. Слезами спасается от опасностей.

Если сильные и злобные, безтелесные враги окружат слабую, беззащитную душу, идущую по путям опасным к Богу, и она слезно возопиет к Нему: "Помилуй!" – то вопль этот, слезы эти и служат для нее благодатной, защитной стеной, ее ограждающей. Бог дал слезы душе не для того, чтобы она расходовала этот умный духовный капитал на свои земные, суетные дела. Бог дал слезы душе, чтобы она этими слезами себя приобретала для Вечности, чтобы этими вещественными слезами входила в мир невещественный. Бог дал слезы душе для взыскания потерянного духовного бытия, для взыскания умной потери, для взыскания себя. И лишь на сем пути слезного взыскания душа обретает "умную молитву", как Небесный Залог Божественной Любви и сей Залог Умный хранит плачем.

Потому Великий Пимен и сказал: "Плач сугуб – он делает и хранит".

И какое это дивное Божественное и непостижимое чудо. Плачет душа безтелесная телесными слезами, плачет смиренная и слабая – и трепещут сильные и гордые демоны, ее враги немилостивые и жестокие! Плачет душа слезами телесными, плачет темных страстей раба и пленница темного мира – и разрешается темный плен и слезами входит она в мир Светлый и Горний.

Падает слеза вещественная – и страх объемлет врагов невещественных. Падает слеза телесная – и омывает душу, грешную, безтелесную.

Падает слеза долу, в прах – и привлекает Самого Владыку Неба взыскать потерянную и утешить плачущую душу.

Сам же и сказал Владыка Небес, что плачущие – блаженны, они будут утешены.

Плачущую душу Сам Бог утешает чудным, Божественным, неописуемым. В горьких слезах сокрыты слезы безсмертной небесной радости. В воде слез сокрыто Божественное вино Вечного веселия.

Покаянный плач души – это великое духовное, умно-телесное оружие, данное ей Милосердным Богом против ее умно-бестелесных губителей и разбойников.

Плачущей душе – Сам Бог помощник и заступник. Плачущая душа покрывается особым покровением Божиим светозарным, огнеопаляющим, и к ней не дерзают приближаться враги.

Так и говорит об этом св. Григорий Синаит такими словами:

"Когда диавол увидит кого-либо живущим плачевно, то не может пребывать при нем, отвращаясь смирения, производимого плачем".

Потому Отцы и сказали: "Стяжи плач, и он сохранит тебя во всех путях твоих и привлечет к тебе небесное утешение, привлечет молитву сердца, которая приведет тебя дальше Рая – к Самому Владыке Рая, к Праведному Судии, который и защитит вопиющую душу-вдовицу от ее соперника".

"Ей говорю, подаст ей защиту вскоре" (Лк. 18.8).

Так Он Сам изрек Своими Пречистыми устами и не просто изрек, а с клятвенным утверждением сказал:

"Ей, говорю", – чтобы вопиющая душа ни на одно мгновение не сомневалась в Его скорой и действенной защите.

Если Сам Бог, создавший душу, клянется перед этой душой, то она может спокойно устремляться по пути умного труда взыскания себя; устремляться в одежде вопля и слез к клянущемуся Богу, возлюбившему это Свое творение вечной Любовью; может устремляться из Вавилона страстей, через все беды и напасти, с верою и любовию к Клянущемуся, храня Его умный Залог и войдет в неописуемую жизнь Святых и улучшит их Наследие.

Св. Иоанн Лествичник сказал:

"Мы не будем обвинены, о братия, не будем обвинены при исходе души нашей за то, что не творили чудес, что не богословствовали, что не достигли видения, но без сомнения дадим Богу ответ за то, что не плакали непрестанно о грехах своих" (Слово 7, 70).

Ибо плач имеет двоякую силу: истребляет грех и рождает смиренномудрие.

ГЛАВА 23


4571801541531077.html
4571906138290100.html
    PR.RU™