Различное в морали и праве 4 страница

Уже сегодня наше общество достигло такого уровня демокра­тичности и цивилизованности, что и в таких строго регламентиро­ванных структурах, как правоохранительные органы, гуманизм, нравственность и культура (эти понятия в мировоззренческих уста­новках личности тесно взаимосвязаны) сотрудников приобрели ог­ромную значимость. Как показывают социологические исследова­ния и как это отмечается в целом ряде документов руководства, соблюдение законности и служебной дисциплины определяется прежде всего не только и, может быть, не столько требовательно­стью руководителей, сколько нравственными установками и куль­турной воспитанностью сотрудников.

Во многих случаях эти качества оказывают на эффективность служебной деятельности большее воздействие и играют даже боль­шую роль, чем профессиональная компетентность (что, конечно же, нисколько не умаляет необходимости постоянного повышения профессионализма). Не случайно сегодня настоятельно выдвигает­ся требование проводить подробный анализ нравственных качеств и культуры сотрудников при их переаттестации или при их вы­движении на более высокую должность. Иными словами, нравст­венность и культура сотрудника рассматриваются как важнейшие профессиональные качества, определяющие его готовность к обес­печению любых служебных задач, желание их выполнить, чувство ответственности за их выполнение с наибольшим результативным эффектом.

Недооценка этих факторов порождается довольно распростра­ненным мнением, что служебная деятельность сотрудников право­охранительных органов настолько строго регламентирована законами, подзаконными актами, уставными положениями, инструкциями, тре­бованиями служебной дисциплины и т.д., что при должном уровне требовательности руководства любой сотрудник будет успешно вы-

Закон Российской Федерации «О милиции» от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 (в ред. от 29 декабря 2009 г., с изм. от 8 мая 2010 г.).



I. Теоретические вопросы профессиональной этики


поднять свои функциональные обязанности. Мнение это глубоко ошибочно по целому ряду причин.

1. Современное общество, в том числе и деятельность правоох­ранительных органов, находится в условиях постоянного измене­ния, причем эта динамика носит исключительно интенсивный, подчас даже непредсказуемый характер, в силу чего администра­тивно-правовые документы и приказы могут определить деятель­ность сотрудника только в самых общих чертах. Их интерпретацию применительно к той или иной конкретной ситуации зачастую оп­ределяет руководитель служебного коллектива (где не последнюю роль играет нравственный компонент), а порой и сам исполнитель.

2. Все документы служебно-правового характера (в том числе приказы и приказания) не содержат четко определенных решений для любой ситуации, но лишь предписывают рамки, в которых эти решения должны быть приняты. Рамки эти бывают зачастую на­столько широки, что в зависимости от уровня культуры и нравст­венной воспитанности сотрудника поставленная задача может быть решена как казенно, формально-бюрократически, так и творчески — максимально результативно и с «человеческим лицом».

3. Функциональные обязанности можно выполнять по-разному. Можно в минимально допустимом объеме, так сказать, «от сих до сих», компенсируя это созданием видимости кипучей деятельности, а можно, как сказал поэт, «не знать ни зим, ни лет», а работать с максимальной отдачей, вызывая «огонь на себя», самоотверженно превращая интересы службы в главный смысл своей жизни. Опре­деляет характер выполнения служебного долга в этом случае лишь нравственность сотрудника, его совесть.

4. В деятельности любого сотрудника правоохранительных орга­нов обязательно наличествует элемент секретности, конспиратив­ности, причем, как уже указывалось выше, во многих ситуациях здесь отсутствует решение, четко определенное служебными доку­ментами, нормами права (особенно это характерно для оперативно-розыскных служб). Поэтому во многих случаях он вынужден дейст­вовать в соответствии со своими моральными понятиями добра и зла, справедливости, долга, чести и др. И здесь существует важное отличие деятельности сотрудника от всех других сфер социальной жизнедеятельности: отсутствие морального контроля со стороны общественного мнения. Таким образом, в данном случае единствен­ным судьей правильности, т.е. подлинной моральности его действий, оказываются его культура и его нравственность, его совесть.


1. Научные основы этики



5. Общеизвестно, что между правопослушным и преступным поведением пролегает довольно широкая «пограничная полоса», которую непременно проходит личность и где она духовно деформи­руется, прежде чем начинает совершать преступные деяния. Об этой деформации мы уже говорили выше, когда анализировали духовные барьеры, возникающие перед человеком, решившем стать на путь достижения цели путем свершения преступного деяния.

Подытоживая сказанное, можно дать определение такого понятия, как «профессиональная этика». Профессиональная этика — область этической науки, изучающая систему моральных норм и принципов, действующих в специфических условиях взаимоотношений людей в сфере определенной профессии; это специфическое действие как обще­этических норм, так и особых норм профессиональной морали, носящих аналитически-рекомендательный характер, возникающих и бытующих в данной профессиональной группе.

При этом профессиональная этика сотрудников правоохрани­тельных органов принципиально отличается от этики абсолютного большинства других профессий (исключение составляют военно­служащие, медики, моряки, летчики, специалисты некоторых дру­гих профессий, работающих в условиях риска или связанных со здоровьем и жизнью людей) своим преимущественно деонтологиче-ским характером (от греч. deon — должное). Одно из основных от­личий морали от других форм общественного сознания заключается в том, что ее нормы не являются строго обязательными, а предос­тавляют право широкого выбора и санкционируются исключитель­но силой воздействия общественного мнения. Но применительно к требованиям, предъявляемым к сотрудникам правоохранительных органов, эти условия оказываются во многих случаях недостаточ­ными, и этические нормы приобретают здесь строго обязательный характер и обеспечиваются административными санкциями.

Профессиональная деонтология — часть профессиональной этики, изучающая совокупность моральных норм, однозначно регламентирую­щих должное поведение личности в определенной профессиональной сфере и носящих конкретно-императивный характер; в отличие от норм обычной этики эти нормы не дают права выбора, закрепляются в служебных документах и обеспечиваются административными (т.е. правовыми) санкциями.

Достаточно выразительным примером деонтологических норм поведения и общения является Дисциплинарный устав, предписы­вающий строго обязательные нормы поведения и взаимоотноше-



I. Теоретические вопросы профессиональной этики


ний, неисполнение которых влечет за собой скрупулезно разрабо­танную систему взысканий вплоть до увольнения из органов на ос­новании ст. 58 (п. «л») Положения о службе в органах внутренних дел. К деонтологическим нормам относятся также требования и дру­гих уставов и вообще все требования служебных документов, опреде­ляющих нормы поведения и общения.

Соответственно к сотруднику правоохранительных органов предъ­является ряд специфических моральных требований, состоящих в следующем:

• отношение к человеку как к высшей ценности, уважение и защита прав, свобод и человеческого достоинства в соответ­ствии с международными и отечественными правовыми нор­мами и общечеловеческими принципами морали;

• глубокое понимание социальной значимости своей роли и высокого профессионализма, своей ответственности перед об­ществом и государством как работника правоохранительной системы, от которой в решающей степени зависят общест­венная безопасность, охрана жизни, здоровья, правовой за­щищенности больших масс людей;

• разумное и гуманное использование предоставленных зако­ном работнику правоохранительных органов прав в строгом соответствии с принципами социальной справедливости, гра­жданского, служебного и нравственного долга;

• принципиальность, мужество, бескомпромиссность, самоот­верженность в борьбе с преступностью, объективность и не­предвзятость в принятии решений;

• безупречность личного поведения на службе и в быту, чест­ность, неподкупность, забота о профессиональной чести, об­щественной репутации работника правоохранительных органов;

• сознательная дисциплина, исполнительность и инициатива, профессиональная солидарность, взаимопомощь, поддержка, смелость и морально-психологическая готовность к действиям в сложных ситуациях, способность к разумному риску в экс­тремальных условиях;

• постоянное совершенствование профессионального мастер­ства, знаний в области служебной этики, этикета и такта, по­вышение общей культуры, расширение интеллектуального кругозора, творческое освоение необходимого в службе отече­ственного и зарубежного опыта.


1. Научные основы этики



Перечисленные требования дают достаточно наглядное представле­ние о тех нравственных качествах, которыми должен обладать со­трудник правоохранительных органов. При этом на разных уровнях эти нравственные качества различаются по приоритетности. Это можно видеть из классификации их по группам.

1. Отношение к окружающим: скромность, гордость своей про­фессией, уважение чувства достоинства и чести — у себя и у других, совестливость, справедливость, требовательность, правдивость, веж­ливость, порядочность, доброжелательность, постоянная готовность прийти на помощь.

2. Отношение к выполнению служебных обязанностей: мужество, выдержка, самообладание, стойкость, решительность, требователь­ность, дисциплинированность, принципиальность, смелость, ини­циативность, честность, бескорыстие, усердие, самостоятельность, деловитость, творческий подход.

3. Отношение к Родине, обществу, государству, народу, патриотизм, преданность, верность долгу, ответственность, самоотверженность.

Одно из главных требований, предъявляемых к сотруднику правоох­ранительных органов, — это требование гуманности и терпимости. Он должен постоянно помнить, что его деятельность подобна работе врача включает лечение и профилактику заболеваний. Разница лишь в том, что врач лечит болезни физические и психические, а работ­ник правоохранительного органа — социальные. Но так же, как и врачу, ему приходится иметь дело с людьми, попавшими в беду, людьми больными, хотя и не всегда осознающими это. Конечно, есть преступники и есть потерпевшие. Последние вызывают сочув­ствие и желание оказать им помощь и поддержку. А первые? Разу­меется, они должны быть преданы суду и понести наказание. Про­ще всего укрыться здесь за спасительной фразой: «Сам виноват». Но давайте продолжим наше сравнение. Так ли уж не виновен больной физически? Многие, очень многие болезни порождаются по вине заболевшего: алкоголь, никотин, беспорядочный образ жизни, несоблюдение режима, другие «излишества» — в результате ослабление иммунитета организма, разрыв «слабого звена» и болезнь. Можно, конечно, сказать, что больной наказывает сам себя, а преступник — других, но и это не совсем верно. И больной нака­зывает других: родных и близких, вынужденных страдать от его за­болевания и ухаживать за ним, генетически своих детей, которые рождаются ослабленными или больными, общество, которое долж­но тратить средства на его лечение, и т.д. И преступник тоже не


44 I. Теоретические вопросы профессиональной этики


рождается таковым, но становится им, причем немалую роль здесь играют общественные условия, окружающая среда. И наказывает он себя при этом, как и больной, ибо, обрекая себя на преступный образ жизни, он неизбежно будет вынужден претерпеть немало страданий. И ему, «социальному больному», при всем том негодо­вании, а порой ненависти и отвращении, которые он вызывает у обычных людей, так же, как и обычному больному, нужна челове­ческая доброта. Доброта — тоже лекарство, и она может лечить по­рой даже эффективнее, чем самое суровое наказание.

Вспомним роман В. Гюго «Отверженные». Главный герой — Жан Вальжан — был закоренелым преступником, точнее, он стал таким, поскольку со стороны людей он встречал только несправедливость и жесто­кость и платил им тем же. И вот однажды он обокрал приютившего его священника — украл его единственную ценность: серебря­ные подсвечники. Его поймали жандармы и привели к священнику на опознание. Каково же было его потрясение, когда священник заверил жандармов, что он подарил ему эти подсвечники, и он действительно подарил их ему! Доброта священника переродила Валь-жана, и все дальнейшее действие романа — это громадный перечень добрых дел, совер­шенных Вальжаном, которые он совершил с величайшей самоотверженностью, порой жертвуя жизнью и ничего не требуя взамен.

Могут сказать, что пример этот книжный, что в жизни все да­леко не так «красиво и благородно», и это во многом будет верно. Но вместе с тем в реальной жизни существует немало случаев, ко­гда доброта делала из бывших преступников людей и людей замеча­тельных. Прочтите «Педагогическую поэму» А.С. Макаренко. Там все правда, это просто художественное (замечательно интересное) изложение процесса перевоспитания бывших воров, проституток, хулиганов и пр. в достойных людей. Макаренко «лечил» их, причем лечил добротой. Доброта эта бывала суровой, порой очень жесткой, но это была доброта и любовь к людям! И она дала прекрасные ре­зультаты — у Макаренко практически не было неудач. И если мы говорим, что врач — гуманная профессия, то не менее гуманной должна считаться профессия работника правоохранительных орга­нов. Сотрудник органов должен быть гуманным, он должен любить людей, без этого качества, как и врач, он не может стать полноцен­ным специалистом. Да, порой ему приходится быть жестким, даже жестоким, но в этой жесткости — высшая доброта!


1. Научные основы этики



Всякое профессиональное качество сотрудника правоохранитель­ных органов имеет моральную окрашенность. И если принимать это во внимание, то оказывается, что любое такое качество, даже самое «профессионально необходимое» — такое, как, скажем, му­жество, порождает не только результативность, но еще и подлин­ное благородство, без которого немыслима ни одна профессия, не­посредственно связанная с судьбами людей. Приведем в подтвер­ждение этого еще один пример.

Майор внутренней службы А.С. Громов (г. Подольск) возвра­щался после дежурства глубокой ночью домой. Внезапно в свете фар он увидел, как по дороге бежит полураздетая женщина, а за ней гонится вооруженный громадным тесаком мужчина. А.С. Громов остановил машину, вышел и потребовал, чтобы тот прекратил преследование. С яростным ругательством бандит бро­сился на майора. Поскольку последний был вооружен табельным оружием, ему ничего не стоило его применить. Однако майор не стал стрелять. Рискуя жизнью (бандит физически по всем статьям превосходил майора), майор сумел скрутить преступника, надел на него наручники и произвел задержание. Позднее Громов так объяснил свои действия: «Конечно, он негодяй, тем более, как потом оказа­лось, рецидивист, закоренелый преступник. Но не мог я вот просто так убить человека, а потом с этим жить».


Кадр из кинофильма Стэнли Креймера «Нюрнбергский процесс»

Особого внимания заслуживает такое профессиональное качество, как справедливость. Пожалуй, это качество, и сопряженное с ним чувство являются наиболее трудным и в том смысле, что, вынося справедливое решение, очень непросто найти единственно пра­вильное. Собственно гово­ря, деятельность любого сотрудника правоохрани­тельных органов базирует­ся на принципе справед­ливости, и во имя торже­ства этого принципа она и осуществляется. Почему

же следование этому принципу представляется наиболее трудным? Прежде всего потому, что как деяние, так и его последствия нико­гда не носят однозначный характер, а всегда представляют собой некое сочетание злого и доброго. Работник правоохранительных органов, вынося решение по той или иной коллизии, обязан точ-



I. Теоретические вопросы профессиональной этики


но просчитать меру того и другого, что зачастую бывает очень не­просто: недаром как следствие, так и судебные процессы длятся месяцами.

Вспомним фильм замечательного американского режиссера Стэнли Креймера «Нюрнбергский процесс». Хотя он и художест­венный, но почти буквально повторяет все перипетии реально со­стоявшегося судебного процесса над членами верховного трибунала гитлеровской Германии. На первый взгляд гитлеровские судьи од­нозначно представлялись преступниками: именно они выносили людоедские приговоры, по которым убивали, уничтожали в газовых камерах, подвергали зверским истязаниям многие тысячи людей. Но и сами судьи и их адвокаты доказывали абсолютную невинов­ность подсудимых! Да, утверждали они, все инкриминируемые под­судимым факты — совершенная правда. Но виновны ли в них су­дьи? Всегда, начиная с древнейших времен, судья лишь служитель закона, он просто исполняет то, что ему им предписано. Да, дейст­вительно, законы были людоедские, бандитские, античеловечные. Но не судьи их придумали. Они просто, как и всегда, служили за­кону — в этом священный долг каждого судьи. Виновен только за­конодатель, именно он подлежит суду, а судьи виновны только тогда, когда они извращают закон. В данном случае этого не было, а потому... Этот процесс длился несколько недель, и в конце кон­цов суд вынес безусловно справедливый приговор: судьи винов­ны! Да, преступен сам закон, но у судей был нравственный выбор: служить этому закону или нет. Они выбрали первое, хотя и пони­мали, что закон преступен, а потому они полностью разделяют ви­ну вместе с законодателем. Судьи были осуждены, но как непросто было перед мировым демократическим сообществом доказать, что этот приговор справедлив.

Совокупность нравственных качеств образует нравственную культуру сотрудника. Она условно подразделяется на три уровня:

• высокий уровень характеризуется сформированностью всех компонентов в их единстве и взаимодействии, глубокими этическими знаниями в тесном единстве с богатством нравст­венных чувств и практическим действием;

• средний уровень характеризуется частичной сформированно­стью компонентов нравственной культуры, хорошо усвоенны­ми этическими знаниями, не являющимися, однако, всегда ру­ководством к действию, достаточно обостренным чувством до­бра и зла, справедливого и несправедливого, но зачастую при этом отсутствует воля для практической его реализации;


1. Научные основы этики



• низкий уровень характеризуется несформированностью от­
дельных компонентов, поверхностными этическими знания­
ми, недисциплинированным поведением, относительно низ­
кими моральными качествами, слабым развитием моральных
чувств, неблагоприятным воздействием сотрудника на мо­
рально-психологический климат служебного коллектива.

1.6. Понятие, особенности и социальные функции этических категорий

Как и всякая наука, этика располагает богатым арсеналом катего­рий. Именно они наряду с законами, принципами, методами со­ставляют основу содержания любой науки. Само слово «категория» греческого происхождения. Им обозначаются наиболее общие поня­тия, отражающие существенные стороны действительности. Это — узловые пункты человеческого познания.

Категории этики представляют собой наиболее общие понятия, от­ражающие самые существенные стороны и моменты морали и состав­ляющие теоретический аппарат этики как науки. Это образования духовного, идеального порядка, которые существуют и оформляют­ся на теоретическом уровне нравственного сознания. Они есть субъективное отражение нравственной стороны бытия, системати­зированное, научно обоснованное, теоретическое знание о морали как социальном явлении.

Вместе с тем следует сказать, что отражение моральных явлений осуществляется не только на теоретическом уровне, но и на уровне обыденного сознания в виде конкретных чувств, представлений, симпатий и антипатий, иллюзий и т.п. При этом и на том и на дру­гом уровнях отражаемое фиксируется в одних и тех же словах. На­пример, есть категория долга, а есть и представление-индивида о том, что такое долг.

Говоря о категориях этики, следует сказать о том, что они выпол­няют и некоторые «служебные» функции самой науки, являя собой:

• бесконечные ступеньки познания морали как сферы общест­венных отношений;

• своеобразный инструмент познания;

• форму движения, развития морального познания от сущности первого порядка к сущности второго порядка и т.д.

Центральными понятиями морального сознания и основными категориями науки этики с древнейших времен являются добро


48 I. Теоретические вопросы профессиональной этики

(благо) и зло. Они являются наиболее обобщенной формой оценки и разграничения нравственного и безнравственного в поступках отдельного человека, деятельности больших социальных групп, а так­же крупных исторических событий. Наличие необходимых благ — непременное условие существования общества и человека, их раз­вития и совершенствования. Материальные блага — это прежде всего пища, одежда, жилье, средства передвижения и др. В качестве духовных благ выступают духовные ценности: познание, образова­ние, предметы культурного потребления, нравственные ценности, красота и т.д.

Добро {благо) отражает наиболее общие интересы, устремления, по­желания и надежды на будущее: то, что должно быть и что заслу­живает одобрения. В современной этике добро раскрывается в не­скольких различных, но тесно взаимосвязанных аспектах:

• добро как моральное качество поступка;

• добро как совокупность положительных принципов и норм морали;

• добро как нравственный мотив и нравственная цель поступка;

• добро (добродетель) как моральное качество человека, кото­рое выражается в таких понятиях, как добросовестность, от­ветственность, единство слова и дела и т.д.

Формы проявления добра и добродетели многообразны и в принципе присущи всякому человеческому позитивному качеству, поведению или поступку. Например, в отношении к труду — это добросовестность, самоотверженность, точность, аккуратность и т.п.; в отношении к человеку — это гуманность, справедливость, доброжелательность, чуткость, тактичность и пр.

Зло — категория этики, противоположная добру. В нем обобщены представления о безнравственных поступках и человеческих качест­вах, наносящих людям вред и заслуживающих морального осуждения. Это все то, что противостоит общественному и личному благу, все, что направлено против добра: расизм, шовинизм, бюрократизм, все виды правонарушений и преступлений, пьянство, наркомания и т.п.

Добро и зло являются самыми общими категориями этики. Вся деятельность людей происходит в границах добра и зла. Вследствие этого категории добра и зла выполняют методологическую функ­цию, ибо практически невозможно рассматривать другие этические категории иначе, как через призму этих самых общих категорий.

Категории добра и зла находятся в тесной диалектической взаимоза­висимости и взаимосвязи. Не существует абсолютного добра и аб-


1. Научные основы этики



солютного зла. В каждом добром поступке можно обнаружить элементы зла и в каждом злом — хоть крошечную частицу добра. Более того, добро и зло могут меняться местами, не меняя при этом своего объективного содержания.

Известно, что в древней Спарте младенцев, родившихся с ка­кими-либо физическими недостатками, сбрасывали в пропасть, а в древней Японии старых немощных людей относили живыми в до­лину смерти, где они и заканчивали свой земной путь. Тогда это рассматривалось как добрые деяния, сейчас же мы считаем это вар­варством.

«Представления о добре и зле так сильно менялись от народа к народу, — писал Ф. Энгельс, — что часто прямо противоречили одно другому»1. Тем не менее Л.Н. Толстой утверждал: «Добро есть вечная, высшая цель нашей жизни. Как бы ни понимали добро, жизнь наша есть не что иное, как стремление к добру»2.

Следует подчеркнуть, что одно и то же явление в одно и то же время может быть оценено и как добро и как зло. Убийство челове­ка — само по себе зло. Но если в схватке сотрудников правоохрани­тельных органов с бандитами последние были убиты, то это деяние получает нравственное оправдание и рассматривается как добро, благо. Призывы к убийству людей с позиции общей нравственной нормы безнравственны и представляют зло. А вот статья Ильи Эренбурга под названием «Убей немца» во время Великой Отечест­венной войны стала своеобразной программой действий для бойцов Красной Армии.

Выше было сказано, что нет абсолютного добра или зла. Так, победа советского народа в Великой Отечественной войне — благо, но гибель многих миллионов людей ради ее достижения — зло.

Не случайно говорят, что нет худа без добра, а добра без худа. Есть истина и в утверждении, что благими намерениями вымощена дорога в ад. Для достижения благой цели часто приходится прибе­гать к компромиссам, выбирать меньшее зло. О проблеме мораль­ного выбора, т.е. выбора варианта действий, при котором зло будет наименьшим, пойдет речь впереди. Сейчас лишь необходимо под­черкнуть, что дело это весьма сложное и требует от исполнителей всестороннего рассмотрения и обоснования. Возьмем, например, проблему освобождения заложников. Вариантов здесь много. Мож-

1 Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. Т. 20. С. 94.

2 Цит. по: Воронцов В.П. Симфония разума. М., 1980. С. 57.



I. Теоретические вопросы профессиональной этики


но пойти по пути выполнения требований преступников: выплатить им требуемую сумму денег, дать твердую гарантию сохранить им жизнь и т.п. Однако этот «наиболее легкий» путь является в то же время самым неэффективным и самым безнравственным, ибо толь­ко поощряет бандитов и провоцирует их на совершение подобных деяний и впредь. Есть путь уговоров, есть путь освобождения си­лой, иногда удается добиться нужного результата хитростью. Но во всех случаях речь идет, прежде всего, о том, чтобы торжество добра было достигнуто меньшим злом.

Объективным критерием добра всегда является реализация наи­более существенных интересов людей, достигаемая через гармонию личного и общественного. Конечно, решать эту задачу, как прави­ло, весьма трудно, но к этому стремиться следует всегда.

Категория добра как категория науки не во всем совпадает с обыденными представлениями о добре отдельных людей. Безуслов­но, наиболее общие представления о добре являются одинаковыми для абсолютного большинства людей (возьмем хотя бы десять биб­лейских заповедей), но при всем том в мотивациях конкретных по­ступков отдельных людей эти представления характеризуются ши­роким разнообразием. Для определения истинности добра в этих случаях целесообразно ориентироваться на общественное мнение, являющееся как бы обобщенным представлением людей о добре. Именно эти обобщенные нравственные ценности лежат в основе юридических норм, именно здесь наиболее важные из них охраня­ются правовыми санкциями. И именно здесь происходит слияние морали и права, что дает основание утверждать: борьба со злом, защита и утверждение добра — суть и смысл работы правоохрани­тельных органов.

Очень близко к категории добра примыкает категория справедливо­сти. Справедливость — категория морального, правового, а также политического сознания. Предметом нашего рассмотрения является справедливость, прежде всего, как категория морального сознания. Она реализуется в системе нравственных отношений и повседнев­ной моральной практике людей. Что касается служебной деятельно­сти работников правоохранительных органов, то можно с полным основанием утверждать, что эта категория является ее базой, целью и смыслом.

В самом общем виде справедливость — это соответствие чело­веческих отношений, действий, поступков и т.д. моральным и правовым нормам, включающее равное воздаяние за определенное деяние. Оно может проявляться в следующих основных формах.


1. Научные основы этики



1. Между ролью отдельных людей, социальных групп, профессио­
нальных образований и т.п. и их социальным положением. Для под­
тверждения приведем такой пример.

Социальная роль колхозного крестьянства в первые годы совет­ской власти была чрезвычайно велика: оно было кормильцем стра­ны, оно было основным источником средств для проведения инду­стриализации, оно поставляло более половины молодых людей для службы в армии. Социальное же положение крестьянства было не­завидным: оно находилось практически на положении крепостных. Колхозники были обязаны выработать определенное властями ко­личество трудодней, им устанавливались обязательные поставки мяса, молока, яиц, шерсти и т.п., даже в тех случаях, когда никакой живности они не имели. Они не имели паспортов, а вознагражде­ние за труд им начислялось не деньгами, а трудоднями, которые после выплаты обязательных поставок государству зачастую имели грошовую ценность. Именно эта несправедливость и обусловила хроническое отставание сельского хозяйства, которое наша страна не может преодолеть до сих пор. Или другой пример. Роль учителей и врачей в жизни общества невозможно переоценить. Но в таком бедственном положении, в каком они оказались ныне, они не были даже в трудные годы Великой Отечественной войны. Разумеется, и в этом случае говорить о справедливости не приходится. Следует добавить, что и социальное положение и материальное обеспечение работников силовых структур также не отвечает той ответственной роли, которую они выполняют в жизни общества и государства. И эта несправедливость по отношению к работникам «службы спра­ведливости» является одной из основных причин правонарушений, совершаемых сотрудниками органов правопорядка.


4569978756707790.html
4570040721070313.html
    PR.RU™